Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

Содержание

Виктор Люстиг: Человек который продал Эйфелеву башню 2 раза

Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

В 1890 году в Богемии в обеспечённой семье Люстиг родился мальчик Виктор. С детства он мечтал стать богатым человеком, путешествовать по всему миру.

Фокусник

В старших классах Люстигу попалась в руки книга о карточных играх. Он обучил нескольких одноклассников игре в бридж и покер, и вскоре ребята стали его должниками. Стремясь отыграться, они увязали в долгах. В конце концов, один из проигравшихся пожаловался родителям. Разразился скандал, замять который удалось с трудом. Вскоре Люстиг увидел в магазине книгу «Лучшие карточные фокусы».

Изучая её, мальчик научился манипулировать картами и потихоньку испробовал эти манипуляции на однокашниках. Случайно узнав о том. что карты бывают краплёными, Люстиг разработал собственную технологию их обработки. Очаровательный мошенник Сразу после окончания школы Виктор отправился в путешествие.

По дороге в Австрию он обыграл в карты попутчиков, после чего снял номер в очень дорогой венской гостинице. Виктор знал, что его очаровательная улыбка, мягкий голос и честный взгляд вызывают у людей доверие. Всё это должно было помочь ему пробиваться в жизни.

Люстиг снял офис в Вене на самой дорогой улице Грабен, а для солидности нанял пару служащих, от которых требовалось лишь дефилировать перед клиентами, создавая видимость деловой жизни. Вскоре юный авантюрист на два месяца «сдал в аренду» часть самого известного парка Вены — Пратер. Арендатору объяснили, что это делается по поручению испытывающей финансовые затруднения императорской семьи.

Предполагалось, что арендаторы будут брать деньги за посещение «своей» части парка. Потом Люстиг сдал в аренду огромный виадук в долине реки Прут. Поезда по виадуку теперь должны были ездить за плату. Прихватив заработанные таким образом денежки, Виктор не стал дожидаться вполне предсказуемого окончания своей афёры и удрал в Германию.

В Берлине местные умельцы сделали ему новенький паспорт, в котором значилась уже совсем другая фамилия. В Гамбурге Люстиг открыл офис буквально на несколько дней. Однако и за это время он успел «распродать» и «сдать в аренду» немало германских земель, после чего отправился в Италию.

Там — разумеется, приобретя новый паспорт, — Виктор изучил интересы крупнейших местных финансистов и предложил им выдвинуть себя в парламент страны, естественно, обещая лоббировать их интересы. Собрав с заинтересованных лиц приличные деньги на предвыборную агитацию, Люстиг перебрался в США.

Торговец должностями

Путешествуя по миру, Виктор продавал чужую собственность: земли, реки, корабли, участки железной дороги и острова в океанах. Вскоре ему пришёл в голову новый вид мошенничества: Люстиг начал торговать государственными должностями и парламентскими мандатами.

Его клиентов подкупали слова мошенника: «Сейчас вы внесёте только аванс, я ни за что не возьму с вас деньги до тех пор, пока вы не получите официального назначения». Суммы авансов были приличными, но ведь и должности немалые. Попался Виктор на продаже настолько высокой должности, что покупатель вдруг засомневался и обратился в полицию.

Незадолго до суда Люстигу удалось бежать. Однажды после блужданий по свету великий авантюрист вновь оказался в Америке. Там он познакомился со специалистом по подделке документов — Томом Фитчером — и предложил работать на себя, чтобы не искать в каждой стране нового человека.

Виктор платил так хорошо, что Фитчер готов был следовать за ним по всему земному шару. Но для начала решили ограничиться различными штатами Нового Света.

С тех пор Люстиг занялся тем, что по поддельным документам забирал из банков чужие деньги. Вскоре он снова попался, но ему опять удалось удрать. Покидать Америку Виктору не хотелось, и он продолжил переезжать из одного штата в другой.

Чудодейственный аппарат

Однажды Люстиг явился к легендарному мафиози Аль Капоне и предложил ему совместную афёру. Он сразу предупредил: «Весь доход достанется тебе. Мне надо, чтобы ты подтверждал, будто я на тебя работаю». За время пребывания в США Виктор менял паспорта и фамилию более 40 раз. Его неоднократно арестовывали.

В одних случаях помогали взятки, в других — связи в преступном мире (ещё бы, человек самого Аль Капоне!), благодаря которым ему устраивали побеги. Но чаще всего Аюстига отпускали из-под стражи за недоказанностью преступных действий.

Это был гениальный жулик, который всегда предусматривал возможность ареста и заранее просчитывал возможные варианты выхода из ситуации.

Наткнувшись на ещё одного умельца, Виктор разработал с ним аппарат для печати стодолларовых купюр. Каждая из них, по утверждению мошенников, печаталась в течение пяти часов.

Покупатели видели это собственными глазами. Лишь приобретя за приличные деньги чудодейственный аппарат, люди убеждались, что больше двух купюр он выдать не в состоянии.

Правда, Люстиг к тому времени находился уже далеко.

Обращение правительства

Одна из афёр Виктора признана настолько уникальной, что прочно вошла в историю мировой криминалистики. В 1925 году Люстиг узнал, что решается судьба обветшавшей Эйфелевой башни. Её нужно было или ремонтировать, или сносить.

Привычно подделав документы, Виктор прибыл в Париж и на правительственных бланках разослал приглашения крупнейшим магнатам — владельцам сталелитейных предприятий. Люстиг принял своих гостей в легендарном отеле Ritz Paris — настоящем дворце, расположенном на Вандомской площади.

Он официально заявил о том, что правительство Франции продаёт башню на слом, и пояснил, что продажа пройдёт на закрытом аукционе. «По поручению правительства» Виктор предупредил, что информацию следует держать в секрете, чтобы полюбившие строение парижане не взбунтовались и не помешали сделке.

Башня весила около девяти тысяч тонн. Люстиг обещал продать её по цене ниже стоимости лома. Позже авантюрист имел отдельную беседу с каждым из предпринимателей, намекая всем на необходимость взятки. До аукциона дело не дошло, поскольку от миллионера Андре Пуассона, кроме взятки, были получены ещё и деньги за Эйфелеву башню.

Когда монтажники Пуассона явились для утилизации башни, их подняли на смех и выдворили с помощью полиции. Для того чтобы не стать посмешищем всей Франции, магнат дело замял.

Однако эпопея с Эйфелевой башней не закончилась. В 1932 году Люстиг снова посетил Францию, где опять продал этот символ Парижа, и тут же скрылся.

Узник Алькатраса

Вскоре Виктор с помощью Фитчера организовал изготовление фальшивых долларов. Масштаб их выпуска был настолько велик, что не на шутку встревоженное правительство США приказало полицейскому управлению срочно заняться фальшивомонетчиками.

В 1935 году полиции удалось выйти на след Люстига и арестовать его. Теперь сыщики не спускали с жулика глаз — его склонность к побегам была хорошо известна. Несмотря на самых дорогих адвокатов и блестяще выстроенную защиту, уйти от ответственности Виктору не удалось.

За подделку долларов он получил 15 лет заключения, плюс шесть лет за побеги.

Люстиг был заключён в Алькатрас — одну из самых мрачных тюрем США, расположенную на острове в заливе Сан-Франциско. Убежать из неё было практически невозможно.

Именно там самый легендарный жулик XX века Виктор Люстиг и умер в 1947 году от пневмонии.

Журнал: Тайны 20-го века №1-2, январь 2013 года Рубрика: Великие авантюристы

Илья Бутман

Германия, Франция, Тайны 20 века, деньги, подделка, США, афёра, Эйфелева башня, продажа, мошенничество, Алькатрас, Люстиг

Вход

Источник: https://www.bagira.guru/fraudsters/viktor-lyustig-chelovek-kotoryj-prodal-ejfelevu-bashnyu.html

МОШЕННИК: Виктор ЛЮСТИН, дважды продавший Эйфелеву башню |

Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

В мае 1935 года секретная служба арестовала одного из самых разыскиваемых людей в Европе и Соединенных Штатах — Виктора ЛЮСТИНА, по прозвищу «Граф».

Он сколотил огромное состояние на масштабных мошеннических схемах. Он сумел обвести вокруг пальца даже такого известного бандита, как Аль КАПОНЕ.

Долгая слежка за мошенником

Секретные службы следили за ним почти 7 месяцев, прежде чем удостовериться, что они идут по стопам нужного человека. Агенты описывали его как загадочного и аккуратного человека, он получает свое прозвище «Граф» за своё вежливое и игривое поведение.

ЛЮСТИНА схватила с портфелем в руках, и хладнокровно сопроводили его в полицию. Во время допроса он вёл себя очень спокойно. Ожидалось, что недавно напечатанные фальшивые банкноты будут найдены в портфеле, но в нём была только одежда.

Обыскивая его, нашли только ключ в его карманах. Следователи поинтересовались у н его, что за ключ, но ЛЮСТИН только пожимал плечами. После тщательного обыска выяснилось, что ключ этот был от камеры хранения со станции метро — Таймс-сквер, а внутри находились фальшивые банкноты на сумму 51 000 долларов.

С этого момента началось последнее дело одного из самых знаменитых мошенников в истории. Много лет до этого момента, ЛЮСТИНУ удавалось перехитрить власти, но теперь власти задержали его, и по очень серьёзным обвинениям.

Граф, удивительно спокоен и интеллигентен

Хотя он был обвинен во владении поддельной валютой, Виктор ЛЮСТИН, похоже, не сильно беспокоился. Он неоднократно говорил, что нет такой тюрьмы, которая могла бы удержать его на долго.

До самого конца, он надеялся на свой изобретательный ум. Родившийся в Австро-Венгрии в 1890 году, он с юных лет обладал большой уверенностью в себе и интеллигентностью, которые приблизили его к величайшим бизнесменам того времени.

Его мечтой было — выучить как можно больше языков и путешествовать по всему миру, но в то же время он обнаружил у себя ещё одну способность — тала манипулировать и обманывать людей с беспрецедентным мастерством. В разговорах, он как бы невзначай неоднократно упоминал, что у него есть большие денежные сбережения.

«Талантливый» инженер — конструктор

Внешний вид рассматриваемого ящика напоминал корабельный сундук, но когда его вскрыли, в нём оказалась сложнейшая машинка. Он всовывал в неё 100 долларовую банкноту, а затем вытаскивал вторую поддельную банкноту, которая, на первый взгляд, ни чем не отличалась от оригинальной.

Люди, которым он демонстрировал эту машинку, сразу же интересовались, где взять такой аппарат? С поддельным нежеланием, он отвечал, что готов расстаться с волшебной машиной за 10 000 долларов.

Было много случаев, когда он получает в 4-5 раз больше, за проданную «чудо» — машинку. К тому времени, когда покупатели понимали, что обмануты, ЛЮСТИН не заметно исчезал бесследно.

Махинации с Эйфелевой башней

В 1925 году он прибыл в Париж и наткнулся на статью о ржавой Эйфелевой башне. В то время парижане разделились во мнениях относительно того, сохранять ли культовый памятник для своего города, а между тем многие думали, что башню следует снести, и не тратить деньги на её содержание.

ЛЮСТИНУ тут же пришла на ум идея, которая стала его легендой аферой. Он встречался с крупнейшими торговцами металла в городе и обсуждал возможную стоимость, снесённой Эйфелевой башни.

Он представлял себя заместителем директора Министерства почты и телеграфа, и назначал встречи с ведущими торговцами металла. ЛИСТИН, провёл с 7-ью тысячами торговцами металла деловые встречи, в гостиничном номере. Ему осталось выяснить, кто из них самая «крупная рыба».

Поскольку бизнесмен Андре ПУАССОН был новичком в городе, внимание ЛИСТИНА, было привлечено к нему. ПУАССОН с жадностью хватанул наживку и заплатил 70 000 долларов наличными, чтобы починить Эйфелеву башню после того, как его демонтируют.

Граф забрал деньги и уехал в Австрию, ожидая, что ПУАССОН объявит его мошенником и заявит в полицию. Однако, опасаясь публичного унижения, он решил промолчать и не сообщать властям о крупной сумме, которую обманным способом заполучил Граф.

Это дало зеленый свет ЛЮСТИНУ, который решает попробовать свою схему ещё раз, только уже в США. Известно, что 40 человек были одурачены Графом, в том числе налоговые чиновники, которые охотно покупали части Эйфелевой башни.

Одурачил самого – Аль КАПОНЕ

Но самую крупную известность, за рубежом, получил Виктор ЛЮСТИН, когда им был одурачен сам – Аль КАПОНЕ. Граф взял в займы у гангстера Аль КАПОНЕ, $ 50 000 на крупную финансовую аферу и обещал вернуть по истечению 2-х месяцев.

Он взял деньги и положил их в сейф, а через два месяца пришёл с ними в мафию и сказал, что погасил кредит, но сделка не состоялась. Аль КАПОНЕ, поверив, в его серьёзность намерений, дал ему 5000 долларов за честность — безвозмездно.

Фальшивые банкноты ЛЮСТИНА

В 1930 году он начал печатать фальшивые деньги вместе с химиком Томом Шоу. Всего за несколько месяцев эти банкноты стали известны как купюры ЛЮСТИНА, и готовы были перевернуть всю финансовую систему США.

Граф успешно ускользал от полицейских структур, пока не изменял своей подруге Билли МЭЙ с невестой своего подельника Тома Шоу. Ослепленная ревностью, она вызывала полицию и дала точные координаты местонахождения мошенника.

Обманутая женщина всегда жестоко мстит

Наконец секретная служба выловила его, всего в нескольких кварталах от отеля, где он часто остановился. Его отправили в тюрьму в ожидании суда.  ЛЮСТИН, уже в тюремной одежде, сплёл верёвку из простыней и под видом мойщика окон, успешно покидает тюрьму.

Он был схвачен через месяц в городе ПИТТСБУРГЕ и приговорен к 20 годам тюремного заключения с отбытием срока в тюрьме АЛЬКАТРАС. Однако через несколько месяцев он умер от воспаления легких – снова обманув власти…

Источник: https://marketton.ru/istoricheskie-fakty/moshennik-viktor-lyustin-dvazhdy-prodavshij-ejfelevu-bashnyu.html

Суд над аферистом века Виктором Люстигом

Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

Виктора Люстига часто называют самым выдающимся мошенником ХХ века. Человек, придумывавший головокружительные махинации, далеко не всегда наживался на них, часто выстраивая свои аферы, что называется, из любви к искусству. Но свое место в истории он заслужил хотя бы тем, что продал Эйфелеву башню, причем почти дважды.

Виктор Люстиг. (anews.com)

В Париж, в Париж!

Настоящее имя Люстига — Роберт Миллер, а в общей сложности известно порядка 50 его псевдонимов. Он родился в 1890 году в буржуазный чешской семье, его отец был бургомистром города Гостинне в 100 км от Праги.

После окончания школы Роберт поступил в Пражский университет, где у него произошла дуэль (настоящая дуэль!), оставившая на лице довольно заметный шрам.

Отец Люстига счел, что продолжать учиться в Праге небезопасно и отправил сына в Сорбонну, где ему казалось спокойнее.

Скорее всего, ранение Люстиг получил в ходе так называемого «мензурного фехтования» — поединок, во время которого противники стоят на месте, орудуя специальными шпагами с плоскими концами. задача такого поединка — поразить лицо противника.

Правда, основное время Люстиг посвящает не учебе, а различным аферам, в которых он оказывается невероятно успешен. У него фактически существовала система, кодекс поведения, гарантировавший успех. Уже позже из различных его высказываний собрали своеобразные «10 заповедей», которыми он руководствовался:

1. Учись слушать. 2. Не выгляди усталым. 3. Дождись, пока собеседник упомянет о своих политических взглядах, и тут же соглашайтесь с ними. То же и относительно религии. 4. Не навязывайся с интимными разговорами. 5.

Никогда не обсуждай болезни. 6. Не суй нос в личную жизнь собеседника. 7. Не проявляй инициативу. 8. Сделай так, чтобы твои заслуги были очевидны без слов. 9. Следи за своим внешним видом. 10. Никогда не напивайся.

Трансатлантический аферист

Начал Люстиг с вещей достаточно банальных: работал карточным шулером и продавал несуществующие лотереи на трансатлантических рейсах. Но с началом Первой мировой войны этот «бизнес» пришлось свернуть: не стало той богатой публики, которая была готова играть. Люстиг принимает решение остаться в США.

Атмосфера в стране в те годы как раз располагала к расцвету таких высококлассных аферистов. И именно в США, после прочтения заметки в газете, он замышляет свою главную аферу — продажу Эйфелевой башни.

Эйфелева башня. (picryl.com)

С помощью своего подельника Дэна Коллинса Люстиг изготовил фальшивые документы, став таким образом вице-директором департамента Министерства почты и телеграфа Франции, поселился в роскошном отеле и пригласил туда пятерых крупнейших парижских торговцев металлоломом.

И от имени государственного чиновника сказал им примерно следующее: абсолютная конфиденциальность, ни слова не должно ускользнуть в прессу, речь идет об Эйфелевой башне… Она обходится слишком дорого, денег в бюджете нет, поэтому принято решение ее разобрать.

И между приглашенными бизнесменами якобы объявлялся тендер на 7 200 тонн металла.

Люстига интересовала в первую очередь реакция на его слова: он выбирал, кто станет его жертвой. Выбор пал на бизнесмена по фамилии Пуассон — провинциала, только начинавшего бизнес. Он хотел приобрести славу человека, купившего Эйфелеву башню, и на этом Люстиг удачно сыграл.

Он пригласил Андрэ Пуассона на следующий день и объявил, что он стал победителем: «Месье, я Вас поздравляю, Вы выиграли. Вы предложили наилучшие условия. Правительство в принципе готово с Вами заключить контракт». И это «в принципе» служило тонким намеком на взятку.

Таким образом Люстиг создавал иллюзию, что он и есть настоящий чиновник.

В итоге Пуассон заплатил и взятку, и первый транш «за башню». Всего получилось около 70 тысяч франков. Если перевести на современные деньги, то около 1 млн долларов.

С огромными деньгами Люстиг скрылся в Вене и стал ждать, не появится ли в газетах сообщение о том, что Пуассон обратился в полицию.

Но тот, видимо, понял, какие репутационные издержки будут связаны с этим делом, и ни к кому не обращался.

Жемчуг мелок

В Вене была провернута ещё одна махинация, придуманная Люстигом. Схема была не сложная, но эффектная. К ювелиру приходит богатый аристократ, видит крупную жемчужину, покупает, практически не торгуясь, и говорит, что ему просто необходимо найти вторую — в пару. За любые деньги. Ювелир начинает искать и находит то, что нужно, в небольшом ломбарде.

Вторая жемчужина очень похожа на первую, но продается в два раза дороже. Ювелир, надеясь получить «любые деньги», покупает в ломбарде эту жемчужину, ждет, когда к нему придет аристократ, но он не приходит. И ломбард, где была куплена парная жемчужина, исчезает.

В итоге ювелир понимает, что он купил свою собственную жемчужину и потерял на этом ее полную стоимость.

Так как в газетах было тихо, Люстиг решил, что не только одну и ту же жемчужину можно продать дважды, но и Эйфелеву башню.

Он возвращается в Париж, приглашает к себе других пятерых торговцев металлом и разыгрывает ту же самую комбинацию. Но только на этот раз покупатель уведомил полицию, и сделка не удалась.

Люстиг об этом узнал и спешно покинул Францию, отправившись в США. И там он с блеском разыграл комбинацию, которая получила название money box scheme.

Портативный станок для печати денег. (wikimedia.org)

Денежная машинка

Денежная машинка — это обычная шкатулка, изготовленная из дорогих пород дерева. В шкатулке имеется несложный механизм, который в определённое время подает наружу купюру.

Люстиг представлялся изобретателем, рассказывал богатым людям, что он изобрёл машинку, которая может размножать банкноты. Брал свою шкатулку, закладывал в приемную щель купюру, например, в 100 долларов.

И говорил, что аппарат пока несовершенный, поэтому надо подождать порядка 6 часов.

Люстиг и его гость уходили, через положенное время возвращались, и шкатулка действительно «выдавала» две банкноты — первую и «копию».

Клиент шел проверить новую купюру в банк, там ему подтверждали, что она настоящая (а она и была настоящая, заряженная в шкатулку заранее). Конечно, после такого подтверждения машинку охотно покупали.

В зависимости от того, сколько купюр «зарядили» в самом начале, машинка исправно работала 12−18 часов, а потом выдавала… чистый лист бумаги.

Таких шкатулок Люстиг продал достаточно много, в том числе одну — шерифу графства Ремсен, штат Оклахома. Шериф нашёл его через несколько месяцев, но Люстиг и тут выкрутился.

Он «вернул» шерифу деньги (естественно, фальшивые), убедил его, что тот просто не так обращался со шкатулкой, обещал решить проблему. И пока Люстиг якобы разбирался, в чем дело, шерифа взяли с пачкой фальшивых купюр.

Внятно объяснить, откуда у него деньги, он не смог, поэтому сел в тюрьму.

Аппетиты растут

В этот момент основным бизнесом Люстига было производство фальшивых долларов, которым он занимался вместе с бывшим фармацевтом Уильямом Уоттсом и химиком Томом Шо. Его компаньоны изготавливали деньги, причем высокого качества, а Люстиг налаживал сбыт.

Это было уже серьезным преступлением, поэтому секретные службы приложили массу усилий к тому, чтобы все-таки поймать афериста. Был назначен судебный процесс, но Виктору удалось сбежать по классической схеме — он вылез в окно с помощью простыней.

Правда, примерно через месяц его опять арестовали, и в декабре 1935 года судебный процесс все-таки начался.

Свидетельство о смерти Виктора Люстига. (anews.com)

В ходе слушаний Люстиг долго не признавал свою вину, но, когда стало очевидно, что все показания против него, признал все. Ему инкриминировали 6 доказанных эпизодов изготовления фальшивых денег.

Правда, наказание за них не сложили: если бы это сделали, то Люстига приговорили бы примерно к 60 годам заключения. А так получилось 15 лет за изготовление фальшивых денег и 5 лет за побег. Люстига отправили в тюрьму Алькатрас, где он провел 12 лет и умер в 1947 году.

При заполнении свидетельства о его смерти в графе «профессия» написали «продавец».

Чума, «испанский грипп», оспа и холера унесли миллионы жизней в разных странах.

Нашли ошибку или опечатку ?
Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter Open modal

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-62623 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 31.07.2015 При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Дилетант» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Дилетант» — diletant.media. Разработанно в notamedia

Главный редактор: Снежана Петрова

Источник: https://diletant.media/articles/45256387/

Афера десятилетия: как предприимчивый мошенник продал Эйфелеву башню на металлолом. Дважды — Недвижимость Onliner

Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

Майским утром 1925 года на террасе одного из кафе на Елисейских полях завтракал респектабельный господин. Его внимание привлекла небольшая заметка в одной из парижских газет.

По утверждению автора сообщения, Эйфелева башня, этот новый символ французской столицы, с которым, тем не менее, многие все еще не могли смириться, стремительно ржавела, и городские власти всерьез подумывали ее разобрать. В голове господина, известного как граф Виктор Люстиг, мгновенно созрел очередной гениальный план по сравнительно честному отъему денег у алчного населения.

Этого живого Остапа Бендера ловила полиция всей Европы, но ему вновь удалось провернуть элегантную сделку. Нет, это не очередная история Эйфелевой башни. Это история о том, как выдающийся аферист успешно продал ее простофилям.

Виктором Люстигом и графом этот человек стал далеко не сразу. Он родился в 1890 году в маленьком богемском городке Арнау, в то время расположенном в Австро-Венгрии, а сейчас носящем название Гостинне и находящемся на территории Чехии. Его происхождение и первые десятилетия жизни скрыты за мифическим туманом последующих легендарных похождений.

По собственному утверждению Роберта Мюллера (таким было его имя при рождении), он происходил из аристократической семьи, но это, скорее всего, было очередное его вранье.

Тем не менее молодой человек умудрился получить неплохое образование и в совершенстве выучить пять языков (немецкий, чешский, французский, итальянский и английский), что немало помогло ему в его будущих приключениях.

Кроме учебы в университете, будущий граф познавал и другую правду жизни, побывав и попрошайкой, и карманником, но настоящей его страстью стали азартные игры. Искусство обращения с игральными картами он возвел в абсолют. По мнению журналистов, описывавших затем его похождения по миру, в его руках карты могли делать все, разве что не были способны разговаривать.

После окончания университета Мюллер решил поставить все свои многочисленные таланты на службу тому, что получалось у него лучше всего, — обману окружающих.

В дополнение к знанию языков он прекрасно одевался, мог поддерживать оживленную беседу практически на любые темы, при этом не забывая про важное умение слушать собеседника, сохраняя скромность, не хвастаясь, но в то же время всем своим видом подчеркивая собственную респектабельность.

Этому не мешал даже шрам на щеке, полученный им в юности в драке из-за девушки. Именно эта деталь стала потом самой характерной приметой человека, точная внешность которого долго была не известна искавшей его полиции.

Мюллер менял личности как перчатки — по некоторым данным, за свою карьеру он выдал себя за несколько десятков (более 40) разных людей, но любимым его персонажем стал «австрийский граф» Виктор Люстиг.

Бывший Мюллер быстро перешел от карточных игр и мелкого мошенничества на новый уровень. В начале 1910-х он начал регулярно плавать из атлантических портов Франции в Нью-Йорк и обратно.

На борту океанских пароходов он выдавал себя за музыкального продюсера, предлагавшего своим попутчикам (конечно, по первому классу) поучаствовать в постановке бродвейского шоу. Обаяние афериста был так велико, что «разводы» обычно удавались.

Никаких шоу, естественно, не существовало, а «продюсер» бесследно исчезал по прибытии в порт назначения с очередной пачкой купюр в саквояже.

Афера с башней

После начала Первой мировой войны Люстигу пришлось прекратить свои трансатлантические вояжи.

Следующие несколько лет он провел в США, занимаясь преимущественно банковскими мошенничествами, но к середине 1920-х настало время (к этому моменту за плечами героя уже было около 40 арестов) в очередной раз сменить страну пребывания и вернуться в Европу.

Базой «графа» для очередных проделок вновь стал Париж, где он и наткнулся весной 1925 года на газетную заметку, ставшую для него новым источником вдохновения.

Эйфелева башня — семь с лишним тысяч тонн металла, вознесшихся над французской столицей на 300-метровую высоту, — была лишь на год старше самого Люстига. За 36 лет большинство парижан уже смирились с ее доминирующим присутствием над городским силуэтом, но состояние конструкции вызывало опасения.

Ее построили ко Всемирной выставке 1889 года, к столетию Французской революции, и первоначально она задумывалась как временное сооружение.

По условиям контракта с Гюставом Эйфелем, права на сооружение через 20 лет его эксплуатации переходили городу, но демонтировать башню Парижгорисполком в 1909 году все же не стал: слишком уж ценным оказался объект для набирающих популярность беспроводных радиокоммуникаций.

Однако обслуживание металлической Tour Eiffel требовало определенных (и немаленьких) расходов. Прежде всего, чтобы ее конструкция не подвергалась разрушительной коррозии, ее требовалось регулярно красить.

57 тонн уходившей на это краски ощутимым бременем ложились на еще не оправившийся после войны бюджет города, и в какой-то момент журналисты, возможно, вдохновленные разговорами с чиновниками, решили, что в парижской мэрии всерьез обсуждается вопрос о возможной разборке сооружения.

Этим и решил воспользоваться Люстиг, проявив не только фантазию, но и типичное для него умение разбираться в людях.

В первую очередь с помощью знакомых умельцев «граф» сделал себе очередное новое «лицо». На этот раз фальшивые документы свидетельствовали о том, что их предъявитель является высокопоставленным чиновником министерства почт и телеграфов страны. Далее необходимо было найти жертву и произвести на нее нужное впечатление.

Люстиг организовал обед в ресторане одной из самых роскошных гостиниц Парижа — Hotel de Crillon на площади Согласия. На него аферист, ставший на время крупным государственным чиновником, пригласил пятерых (по другим данным, шестерых) крупных французских торговцев металлом.

Представившись, он сообщил им (разумеется, по секрету), что власти окончательно разочаровались в изделии инженера Эйфеля, отказываются впредь тратить деньги на его покраску, да и выглядит башня в парижском пейзаже не очень.

Правительство, как узнали пока ничего не подозревавшие гости Люстига, подумывает демонтировать сооружение и сейчас решает, кому достанутся ставшие ненужными 7,3 тыс. тонн металла.

Кто-то из приглашенных заинтересовался потенциальным государственным контрактом в большей степени, кто-то в меньшей, но в процессе той встречи в Hotel de Crillon Люстиг наметил себе настоящую жертву. Понимая, что серьезных бизнесменов обвести вокруг пальца вряд ли получится, он искал «лопуха», человека, который по тем или иным причинам будет более восприимчив к его легенде.

Таким человеком оказался некий Андре Пуассон.

Среди всех приглашенных металлодилеров он был самым скромным, фактически новичком, и эту психологию отстающего предпринимателя, желающего во что бы то ни стало мощным рывком догнать коллег, сравняться с ними в статусе, заработать себе имя и репутацию и сделать это максимально быстро — вот эти особенности конкретной ситуации и характера Пуассона Люстиг очень верно понял и использовал.

Но и одного этого все же было мало. Рыба клюнула, но ее еще требовалось подсечь и вытащить. Пуассон тоже сомневался, но все его сомнения развеялись в ходе следующей, уже приватной встречи с Люстигом. На ней «чиновник», еще раз подчеркнув частный характер свидания, начал жаловаться на несоответствие желаемого образа жизни своим доходам.

Намек был понятен: господин из министерства почт и телеграфов вымогал взятку. И вот в этот момент, увидев столь логичное, естественное, ожидаемое, «нормальное» поведение государственного служащего, Пуассон избавился от последних сомнений.

Ну конечно, как могло быть иначе: разве будет мошенник так наглеть, чтобы требовать себе еще и взятку?

Люстиг получил 20 тыс. франков задатка за заключение контракта и 50 тыс. лично себе в качестве поощрения за собственные услуги. На следующий день вместе с заработанными на жадности Пуассона 70 тыс. (около $1 млн в современном эквиваленте) граф на всякий случай отбыл в Вену.

Он надеялся, был практически уверен, что Пуассон не заявит на него в полицию, но рисковать не хотел. В Вене он некоторое время внимательно читал французскую прессу, но сообщений о его афере так и не появилось. Люстиг был прав: Пуассон не захотел стать посмешищем, выносить свой позор и факт взятки на публику.

Он верно рассудил, что репутационные потери окажутся весомее, чем те 70 потерянных тысяч, которые можно воспринять и как плату за полезный мастер-класс.

И вот такой полный триумф сыграл с Люстигом злую шутку. Он решил искусить судьбу и попытаться провернуть свой трюк повторно.

Вернувшись из Вены в Париж, граф собрал новую группу торговцев металлом, которым сделал все то же предложение, от которого сложно отказаться. Но второй раз успешно завершить сделку по продаже Эйфелевой башни все же не получилось.

Один из потенциальных покупателей, вроде бы согласившись, обратился на всякий случай в полицию, и афера Люстига выплыла на поверхность. Графу пришлось срочно бежать за океан.

Изгнание

В Европу он уже не вернулся, но и в США в оставшиеся 20 лет жизни успел развить бурную деятельностью по самым разным направлениям. Самой известной его проделкой стал так называемый «румынский ящик».

Представляясь крупным бизнесменом, в процессе общения он сначала нехотя, а потом все более подробно рассказывал собеседнику об источнике своего богатства. Им оказывался деревянный аппарат размером с чемодан, который, по словам Люстига, был способен достоверно копировать любую купюру.

Заканчивался разговор о чудо-машине демонстрацией ее возможностей: Люстиг вставлял в отверстие на одном торце стодолларовую банкноту и бумагу, и через шесть часов с противоположного конца устройства вылезала ровно такая же купюра.

Естественно, это была не копия, а вполне настоящие деньги, заранее спрятанные внутри. Сложный механизм ничего не печатал, но был способен раз в шесть часов выпускать из своего чрева новую бумажку.

Демонстрация в сочетании с рассказом, тем не менее, производили нужный эффект. Потрясенные увиденным собеседники Люстига предлагали за аппарат любые деньги, и тот, конечно, поторговавшись, спустя некоторое время соглашался на сделку. Настоящих банкнот внутри ящика как раз хватало, чтобы аферист исчезал в неизвестном направлении.

Обманул Люстиг и самого Аль Капоне. Познакомившись в США с гангстером, он предложил ему инвестировать в свои таланты $50 тыс. — крупную по тем временам сумму. Тратить их он и не собирался.

Через два месяца, вновь встретившись с Капоне, Люстиг признался ему, что проект, на который заимствовались деньги, прогорел, но, будучи честным человеком, он компенсирует инвестору расходы из последних собственных средств.

Впечатлившись жертвенностью и честностью «графа», Капоне разрешил ему оставить себе $5 тыс. на первоочередные расходы — фактически Люстиг их заработал, не делая вообще ничего.

Сгубил афериста обман государства. Пока Люстиг работал с частными лицами, ему все сходило с рук, но в 1930 году он на самом деле решил печатать фальшивые деньги.

По некоторым данным, за пять лет он выпустил в оборот до ста тысяч долларов, пока 10 мая 1935 года его не арестовали в Нью-Йорке. Сдала его полиции обманутая им любовница. При «графе» обнаружили ключ от камеры хранения на одном из вокзалов города.

В камере лежало $51 тыс. в фальшивках, еще не выпущенных в обращение. Этого хватило для 15-летнего тюремного срока.

Впереди у Люстига был еще один побег, повторный арест через 27 дней и 12 лет жизни за решеткой. 11 марта 1947 года знаменитый аферист, торговавший символами целых стран, умер от пневмонии в тюрьме штата Миссури. Ему было 57 лет.

Когда-нибудь про жизнь графа Виктора Люстига обязательно снимут кино. Публика любит такие авантюрные истории про обаятельных мерзавцев, тем более что справедливость в конечном итоге восторжествовала.

Источник: https://realt.onliner.by/2019/04/27/lustig

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Как аферист Виктор Люстиг продал Эйфелеву башню. Дважды

Очень знаменитая история.

Майским утром 1925 года на террасе одного из кафе на Елисейских полях завтракал респектабельный господин. Его внимание привлекла небольшая заметка в одной из парижских газет.

По утверждению автора сообщения, Эйфелева башня, этот новый символ французской столицы, с которым, тем не менее, многие все еще не могли смириться, стремительно ржавела, и городские власти всерьез подумывали ее разобрать. В голове господина, известного как граф Виктор Люстиг, мгновенно созрел очередной гениальный план по сравнительно честному отъему денег у алчного населения.

Этого живого Остапа Бендера ловила полиция всей Европы, но ему вновь удалось провернуть элегантную сделку. Нет, это не очередная история Эйфелевой башни. Это история о том, как выдающийся аферист успешно продал ее простофилям.

Человек с множеством лиц

Виктором Люстигом и графом этот человек стал далеко не сразу. Он родился в 1890 году в маленьком богемском городке Арнау, в то время расположенном в Австро-Венгрии, а сейчас носящем название Гостинне и находящемся на территории Чехии. Его происхождение и первые десятилетия жизни скрыты за мифическим туманом последующих легендарных похождений.

По собственному утверждению Роберта Мюллера (таким было его имя при рождении), он происходил из аристократической семьи, но это, скорее всего, было очередное его вранье.

Тем не менее молодой человек умудрился получить неплохое образование и в совершенстве выучить пять языков (немецкий, чешский, французский, итальянский и английский), что немало помогло ему в его будущих приключениях.

Кроме учебы в университете, будущий граф познавал и другую правду жизни, побывав и попрошайкой, и карманником, но настоящей его страстью стали азартные игры. Искусство обращения с игральными картами он возвел в абсолют. По мнению журналистов, описывавших затем его похождения по миру, в его руках карты могли делать все, разве что не были способны разговаривать.

После окончания университета Мюллер решил поставить все свои многочисленные таланты на службу тому, что получалось у него лучше всего, — обману окружающих.

В дополнение к знанию языков он прекрасно одевался, мог поддерживать оживленную беседу практически на любые темы, при этом не забывая про важное умение слушать собеседника, сохраняя скромность, не хвастаясь, но в то же время всем своим видом подчеркивая собственную респектабельность.

Этому не мешал даже шрам на щеке, полученный им в юности в драке из-за девушки. Именно эта деталь стала потом самой характерной приметой человека, точная внешность которого долго была не известна искавшей его полиции.

Мюллер менял личности как перчатки — по некоторым данным, за свою карьеру он выдал себя за несколько десятков (более 40) разных людей, но любимым его персонажем стал «австрийский граф» Виктор Люстиг.

Бывший Мюллер быстро перешел от карточных игр и мелкого мошенничества на новый уровень. В начале 1910-х он начал регулярно плавать из атлантических портов Франции в Нью-Йорк и обратно.

На борту океанских пароходов он выдавал себя за музыкального продюсера, предлагавшего своим попутчикам (конечно, по первому классу) поучаствовать в постановке бродвейского шоу. Обаяние афериста был так велико, что «разводы» обычно удавались.

Никаких шоу, естественно, не существовало, а «продюсер» бесследно исчезал по прибытии в порт назначения с очередной пачкой купюр в саквояже.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.